Новости Украины и мира


Свежие новости Киева и Украины

Украинский импичмент Трампа: что сказали на слушаниях Александр Виндман и Дженнифер Уильямс?

Ноябрь 22
00:11 2019

Третий раунд публичных слушаний в рамках процедуры импичмента против президента США Дональда Трампа прошёл 18 ноября 2019 года. Перед профильным комитетом Палаты представителей в Конгрессе выступали двое – военный офицер, бывший сотрудник Совета Белого Дома по нацбезопасности Александр Виндман и помощница вице-президента США Дженнифер Уильямс.

Оба уже давали показания Конгрессу в закрытом режиме несколько недель назад. И Виндман, и Уильямс – чрезвычайно ценные свидетели для авторов импичмента, поскольку они были непосредственными свидетелями злополучного телефонного разговора Трампа-Зеленского 25 июля, с которого и начался весь сыр-бор. И они впервые дали публичные свидетельства перед Конгрессом в деле об импичменте.

Александр Виндман работал в Совете по нацбезопасности (СНБ) в Белом Доме и был одним из тех, кто слушал телефонную беседу Трампа-Зеленского. Он одним из первых подал рапорт юристам Белого Дома о содержании разговора и о том, что президент США мог оказывать политическое давление на Владимира Зеленского в своих личных целях. По сути, весь скандал вокруг Трампа и Украины начался даже не с анонимного информатора ЦРУ, а именно с Александра Виндмана, который и «слил» информатору данные о том, что во время беседы Трамп мог пытаться втянуть Украину в президентские выборы в США 2020 года.

Помощница вице-президента США Дженнифер Уильямс оказалась в эпицентре скандала, когда сама согласилась прийти по повестке на слушания и дать показания по импичменту. Президент США Дональд Трамп лично обратил на это внимание, раскритиковав её в своём «Twitter»:

«Скажите этой Дженнифер Уильямс, или как там её зовут, чтобы сперва прочла стенограммы ОБОИХ телефонных разговоров с президентом Украины, а потом уже шла ко всяким анти-трамповским хейтерам, которых я даже не знаю и никогда с ними не общался, и пусть придумают какую-то более интересную атаку на президента».

После критики со стороны Трампа, офис вице-президента США Майкла Пенса отказался вступаться за Уильямс, и на запросы журналистов пресс-служба просто ответила «Она сотрудница Государственного Департамента, а не нашего офиса».

Александр Виндман и Дженнифер Уильямс свидетельствуют на слушаниях в Конгрессе в Вашингтоне, 18 ноября 2019 года. Источник: ABC News.

Это в том числе повлияло на решение Уильямс пойти на публичные слушания и высказать своё мнение. Для демократов это стало подарком – первый и пока что единственный свидетель из окружения Майкла Пенса, которого также подозревают в участии в скандале Трампа-Зеленского, в частности, в том, что он умышленно отказался ехать на инаугурацию президента Украины по политическим причинам, дабы оказать давление на Киев.

Слушания с участием обоих длились 5 часов. Они стали невероятно интересными с учётом последних событий. Поэтому, без лишних слов, перехожу сразу к сути. Но прежде, вот вам ссылки предыдущих материалов по этой теме:

  • Что сказали на слушаниях Уильям Тэйлор и Джордж Кент?
  • Что сказала на слушаниях Мари Йованович?
  • Текстовая переписка американских дипломатов о давлении на Украину;
  • Стенограмма телефонного разговора Трампа-Зеленского;
  • Рапорт информатора из Белого Дома о давлении Трампа на Зеленского;
  • Промежуточные итоги скандала Трампа-Зеленского;
  • Падение Курта Волкера и его роль в скандале.

Кто такой Александр Виндман?

Александр Виндман – кадровый американский офицер, подполковник, специалист по Украине и странам постсоветского пространства, дипломат, ветеран войны в Ираке, владеет русским и украинским языками.

Родился в еврейской семье в Киеве. В 1979 году после смерти матери, семья переехала в Нью-Йорк в США, где жила в бруклинском районе «Маленькая Одесса». Виндман окончил весьма престижный в Нью-Йорке Бингемтонский Университет в 1998 году – один из четырёх, входящих в систему Университета штата Нью-Йорк, исследовательский центр гуманитарного и социологического направлений. В 1999 году он завершил обучение магистратурой в Гарварде по направлению «Российские и восточно-европейские студии».

Александр Виндман прибыл на закрытые слушания в Конгресс в Вашингтоне, 29 октября 2019 года. Источник: The National Review

В том же году Виндман пошёл в армию в звании лейтенанта. После завершения курсов, его направили в Южную Корею, а затем в Германию. С 2003 года он служил в Ираке, где через год получил ранение, подорвавшись на придорожной мине, за что его наградили «Пурпурным сердцем». Вернувшись с войны, Виндман занялся аналитикой и пошёл на военно-дипломатическую службу, работая в посольствах США в Киеве и Москве.

После возвращения в Вашингтон, его назначили главным специалистом по странам постсоветского пространства при Объединённом комитете начальником штабов, где он впервые стал считаться полноценным экспертом по России, Украине и другим государствам бывшего СССР. С 2015 по 2018 года он, собственно, работал на российском направлении при Генеральном штабе.

В июле 2018 года Виндмана взяли на работу в Совет по национальной безопасности на должность директора департамента по вопросам России. По факту, он курировал РФ и Украину. В мае 2019 года Виндман был одним из пяти членов американской делегации, присутствовавшей на инаугурации президента Владимира Зеленского. Он же непосредственно присутствовал при телефонном разговоре Дональда Трампа и Зеленского 25 июля, и участвовал в подготовке к нему.

Кто такая Дженнифер Уильямс?

Дженнифер Уильямс – старшая помощница вице-президента США, сотрудница Госдепартамента, специализирующаяся на российском и евразийском направлениях во внешней политике, член Республиканской партии.

Она родом из консервативной семьи в Хьюстоне в штате Техас. Там же она с отличием закончила школу, а затем училась в двух престижных ВУЗах страны – Университете Джорджтауна и Принстонском университете, которые считаются кузницей кадров для госслужбы в США. Собственно, она получила диплом по специальности «Государственная служба» и «Международная безопасность».

Её первое место работы – Министерство внутренней безопасности, куда она пришла в 2005 году во времена правления администрации Джорджа Буша-младшего. Там она работала политическим представителем известного республиканского политика и адвоката Майкла Чертоффа, который был одним из самых ярых противников иммиграции, со-автором Патриотического Акта 2001 года, а также одним из авторов плана по ликвидации последствий урагана «Катрина».

Дженнифер Уильямс прибыла на слушания в Конгресс, 18 ноября 2019 года. Источник: Manuel Balce Ceneta/AP Photo

В 2006 году Уильямс начала работать в Госдепартаменте в качестве аналитика и политического эксперта. Там она и оставалась на протяжении последних 12 лет. Значительная часть её карьеры прошла по направлениям Ближнего Востока (Иордания, Сирия, Ливан).

В 2011-2014 годах она помогала координировать программу помощи сирийским беженцам как специальный советник помощника госсекретаря США по Ближнему Востоку (тогда её начальницей была опытная дипломат Энн Пэтерсон, бывшая посол США в Египте и Пакистане). С 2014 по 2017 года Уильямс была пресс-секретарём посла США в Великобритании.

Лишь в апреле 2019 года её предложили стать помощницей вице-президента Майкла Пенса по вопросам России и Евразии. Она сопровождала Пенса во многих поездках, включая ту самую 1 сентября в Варшаву на встречу с Владимиром Зеленским, где президент Украины впервые узнал о приостановке военной помощи со стороны США и требований Трампа к Киеву по расследованиям Байденов и выборов 2016 года.

Что они сказали: ключевые тезисы

Показания Александра Виндмана и Дженнифер Уильямс получились крайне интересными, поскольку дополнили картинку того, что произошло в период между победой Владимира Зеленского на выборах 21 апреля и встречей его с Майклом Пенсом 1 сентября.

В отличие от свидетельств Мари Йованович и даже Тэйлора-Кента, эти два свидетеля были непосредственными участниками всех процессов. Это сразу выбило у республиканцев аргументы, которые они использовали на предыдущих раундах слушаний – что, мол, свидетели владеют лишь информацией из вторых или третьих рук. Любопытно, что в этот раз республиканцы уже не фокусировали своё внимание на «бессмысленности» слушаний.

Однако борьба за эти показания была очень яростной. Демократы, пользуясь случаем, хотели получить максимум от показаний Уильямс и, особенно, Виндмана. А республиканцы дотошно искали противоречия между их закрытыми свидетельствами 2 неделями ранее выступлениями 18 ноября. Надо сказать, что частично, им это удалось. Но всё по порядку. Начнём с ключевых тезисов, сказанных самими свидетелями.

Дженнифер Уильямс подтвердила информацию о том, что Трамп запретил вице-президенту Пенсу ехать на инаугурацию Владимира Зеленского в Киев. Ранее эта информация присутствовала в публичных заявлениях лишь как пересказанная со слов других людей. Теперь же, помощница самого вице-президента сама рассказала, что он действительно должен был поехать в Украину и возглавлять делегацию США на церемонии инаугурации. Более того, в телефонном разговоре с Зеленским после его победы на выборах 23 апреля последний сам его пригласил, и Пенс принял приглашение, а затем получил добро от президента США.

Экс-министр энергетики США Рик Перри выступает на конференции в Госдепартаменте в Вашингтоне, 8 мая 2018 года. Источник: Bloomberg

Однако вскоре, через 3 дня после того, как в начале мая адвокат Трампа Рудольф Джулиани не смог попасть в Украину (я об этом писал весной), Трамп запретил Пенсу ехать на инаугурацию, и все приготовления к поездке, в которых участвовала Уильямс, были прекращены. Вместо Майкла Пенса делегацию возглавил, как уже известно, министр энергетики Рик Перри, входящий в уже ставшую известной в США группу «три амигос» (Волкер, Сондлэнд, Перри), неофициально курировавшую украинское направление.

Оба свидетеля раскрыли детали знаменитой встречи 10 июля, где были Болтон и Данилюк. Согласно свидетельствам Виндмана и Уильямс, участвовавших в большинстве этих эпизодов, после возвращения из инаугурации Зеленского, члены американский делегации (в составе которой был и Александр Виндман) брифовали президента Дональда Трампа о результатах поездки и делились своими впечатлениями. Последние были, как заявлял Виндман, исключительно положительными. Впрочем, Трамп начал критиковать Украину за коррупцию и вмешательство в выборы 2016 года, а затем чётко сказал присутствующим, чтобы они работали с Руди Джулиани по украинскому направлению.

История продолжается. 10 июля в Белом Доме состоялась встреча между представителями Украины и США. С американской стороны были советник президента по нацбезопасности Джон Болтон, посол США в ЕС Гордон Сондлэнд (приглашён не был, но пришёл), сам Александр Виндман, спецпредставитель США по Украине Курт Волкер, министр энергетики Рик Перри и специальная помощница президента по европейским и российским делам Фиона Хилл. С украинской стороны были: советник Зеленского Андрей Ермак, секретарь СНБО Александр Данилюк, советник секретаря СНБО Алексей Семений.

Бывший секретарь СНБО Александр Данилюк и советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон на встрече в Киеве, 27 августа 2019 года. Источник: Facebook Александра Данилюка.

На этой встрече посол Сондлэнд, согласно свидетельству Виндмана, поднял вопрос о том, что если президент Украины хочет приехать в Вашингтон, то украинцы должны выполнить ряд требований, связанных с началом расследований против Байденов и выборов 2016 года. Услышав это, Джон Болтон резко прервал встречу, позднее заявив, что не собирается «участвовать в каких-то наркосделках, которые себе там нарисовали Сондлэнд и Малвэйни».

После этого, посол Сондлэнд отвёл представителей Украины в отдельную комнату (там был и Виндман), где снова поднял эту тему и потребовал от них расследований в обмен на согласование дат приезда в Белый Дом. Сам Виндман и Фиона Хилл лично выразили Сондлэнду свою обеспокоенность и заявили, что им не нравится такой подход к делу. После встречи Виндман сообщил об этом разговоре юристам Совета по нацбезопасности Белого Дома, где он и работал.

Оба свидетеля подтвердили информацию о том, что стенограмма телефонного разговора 25 июля была отредактирована. И Александр Виндман, и Дженнифер Уильямс, которые непосредственно слушали эту беседу между Трампом и Зеленским, заявили, что президент Украины чётко употреблял слово «Burisma», когда вспоминал о компании, против которой Трамп просил его начать расследование. По словам Виндмана, это слово из стенограммы выкинули, когда готовили её к публикации.

Он также подтвердил, что оригинал нынче хранится в супер секретном сервере в Белом Доме, куда его перенесли сотрудники СНБ по указанию Трампа. Этот момент также вызвал споры между демократами и республиканцами касательно правомерности переноса этого разговора на сервер, где хранятся данные сверхчувствительного характера, касающиеся национальной безопасности.

Уильямс рассказала подробности о приостановке военной помощи Украине. По её словам, военная помощь Украине в размере $ 400 млн. была заморожена по указанию президента США решением административно-бюджетного департамента. Она участвовала в нескольких сессиях его работы, где обсуждался вопрос приостановки военной помощи.

На этих переговорах представители Пентагона и Госдепартамента требовали разморозить помощь, а также хотели узнать, почему было принято такое решение. Однако глава аппарата Белого Дома, принимавший решение, Мик Малвэйни отказался их слушать.

Оба свидетеля раскритиковали телефонный разговор 25 июля. Это главная тема слушаний по импичменту. Виндман и Уильямс играли на стороне демократов, подтвердив, что им не понравился телефонный разговор, а Трамп вёл себя неправильно. Виндман назвал его «неправильным», а Уильямс «неприемлемым». Для демократов это была победа, поскольку два первых непосредственных участника беседы подтвердили их нарратив о том, что Трамп давил на Зеленского и действительно просил «услугу за услугу».

А Виндман дополнил, упомянув, что он был ответственным за подготовку тезисов разговора Трампа-Зеленского, которыми, впрочем, президент США не воспользовался. В тезисах были темы, связанные с коррупцией, поддержкой Украины и сдерживанием российской агрессии.

Однако Трамп, как заявил Виндман, не пользовался его записями (что было типично для этого президента, как позже согласились участники слушаний) и поднимал темы «Burisma» и Байдена по собственной инициативе. Конечно, под давлением конгрессменов-республиканцев, Виндман был вынужден признать, что эти тезисы президент не обязан использовать, они лишь рекомендация.

Украинцы пытались заручиться поддержкой вице-президента Майкла Пенса на встрече 1 сентября. Дженнифер Уильямс, присутствовавшая на встрече Пенса-Зеленского в Варшаве (куда не поехал Трамп), вспомнила о том, что президент Украины начал расспрашивать вице-президента о том, что происходит с военной помощью Украине.

Президент Украины Владимир Зеленский на встрече с вице-президентом США Майклом Пенсом в Варшаве, 1 сентября 2019 года. Источник: REUTERS

Тот ушёл от ответа, заверил Зеленского, что Штаты всегда будут поддерживать Киев, и пообещал передать вопросы украинской стороны Трампу. Уильямс подтвердила, что никаких разговоров о расследованиях, Байдене или компании «Burisma» никто тогда не вёл. За это потом ухватились республиканцы, заявляя, что раз никто ничего не обсуждал, то ничего страшного и не произошло.

И снова в центре внимания Украина и её высокопоставленные представители. Александр Виндман сообщил комитету, что ещё весной 2019 года ему стало известно о двух персонажах, которые развернули информационную кампанию против посла Мари Йованович – это Рудольф Джулиани и Юрий Луценко. По словам Виндмана, они распространяли лживую информацию о Йованович и вмешательстве Украины в выборы 2016 года, тем самым «подрывая американскую политику относительно Украины».

Более того, Виндман как член американской делегации на инаугурации Зеленского, имел встречу с президентом Украины 20 мая, на которой, как он утверждает, лично дал два совета Зеленскому: «остерегайтесь России» и «не лезьте во внутреннюю политику США». Этот совет он дал, поскольку уже знал о планах Джулиани с помощью местных политиков склонить новую власть в манёвры Трампа против Джо Байдена.

Одним из самых громких и комичных моментов слушаний был рассказ Александра Виндмана о том, как секретарь СНБО Александр Данилюк трижды предлагал ему пост министра обороны Украины. По словам Виндмана, он немедленно отверг эти предложения, и даже сообщил о них в соответствующие контрразведывательные органы. Он также отметил, что посчитал «забавным» то, что Данилюк ещё дважды предлагал ему должность министра, несмотря на первый отказ. Конгрессмены на комитете были несколько озадачены этой историей.

Республиканцы были несколько смятены и не организованны на этих слушаниях. Как мне показалось, им было намного сложнее выдвигать претензии свидетелям, которые были непосредственными участниками событий.

Например, конгрессмен Дэвин Нуньес всё своё время потратил на то, чтобы перечислить факты про дело, связанное с Джо Байденом: увольнение Виктора Шокина, обыски у Виктора Шокина, назначение Хантера Байдена в набсовет компании «Burisma», встречи адвокатов компании с сотрудниками Госдепа в Вашингтоне и т.д. На все эти вопросы и факты свидетели отвечали одинаково: «Мы этого не знаем» или «Мы этого не помним, это было до нас». Судя по всему, республиканцы пытались прозондировать почву и понять, с какой стороны можно пойти на заход против двух свидетелей. В итоге, решили перейти к личностным атакам.

Республиканцы серьёзно «поджарили» Александра Виндмана на слушаниях, пользуясь его неопытностью и волнением. Кадровый военный офицер, Виндман явно не был готов к таким вопросам и волновался, когда зачитывал свою вступительную речь. Более того, как он сам признавал, его деморализовали накануне слушаний многочисленные атаки против него в соцсетях и в консервативных правых медиа, связанных с Республиканской партией.

В частности, там решили бить по самому больному – семье и этническом бэкграунде Виндмана. В прессе часто можно было найти возмущённые и негодующие колонки, комментарии и выступления республиканских политиков и экспертов, которые ставили под сомнение лояльность Виндмана (как уроженца УССР и эмигранта) Соединённым Штатам и его уровень патриотичности (вот ведь какой «стукач», а ещё военным себя называет!).

Александр Виндман прибыл в Конгресс на слушания по импичменту в Вашингтоне, 19 ноября 2019 года. Источник: Tom Williams/CQ-Roll Call, Inc via Getty Images

Естественно, на слушаниях, мягкие подколы республиканцев, намекающие на то, что Виндман, как военный, может не всё знать, раздражали свидетеля. Кроме того, ему начали вменять то, что он сразу же побежал жаловаться на разговор 25 июля не своему непосредственному начальнику Тиму Моррисону, а юристу СНБ Айзенбергу.

Виндман отвечал, что он обязан был это сделать, а Моррисона он не застал. Позднее, Айзенберг запретил ему распространяться об этом разговоре. Виндман был уже выжат вопросами, и был явно подавлен. И на этом его и поймали.

Республиканцы чуть не вырвали из уст Виндмана имя тайного информатора ЦРУ в Белом Доме, с которого всё началось. Сперва, республиканцы долго допрашивали о том, а не сливал ли он информацию из Белого Дома прессе, тем самым пытаясь подавить его психологически. Затем пошли точечные вопросы о том, с кем встречался и разговаривал Александр Виндман о своей обеспокоенности телефонным разговором 25 июля.

Тот начал перечислять людей, включая главного юриста СНБ Джона Айзенберга, и чуть было не назвал имя информатора ЦРУ, с которого всё и началось, но его вовремя перебил председатель комитета Адам Шифф, заявив, что использовать слушания для того, чтобы раскрыть личность информатора нельзя.

Это вызвало скандал. Республиканцы указали на то, что Виндман солгал на закрытых слушаниях, когда говорил, что не знает личность информатора ЦРУ, а, как оказалось, он с ним вероятно даже встречался и обсуждал телефонную беседу Трампа-Зеленского. Несмотря на все попытки Дэвина Нуньеса возразить, Шифф запретил Виндману (и его адвокаты тоже) произносить имя человека, с которым он встречался. Это дало республиканцам огромный бонус к их аргументации о несостоятельности слушаний и политической предубеждённости председателя и демократов.

В конце слушаний демократы попытались сгладить ситуацию, подчёркивая патриотичность и лояльность Виндмана как военного офицера, ветерана войны в Ираке, получившего множество наград. Конгрессмен Джим Хаймс особенно активно расспрашивал Виндмана о его наградах и о том, как он их получил, тем самым стараясь пристыдить тех республиканцев, которые могли сомневаться в его лояльности США.

Владимира Зеленского готовили к разговору с Трампом по темам Байдена и компании «Burisma». По словам Виндмана, Зеленского явно готовили к телефонной беседе с Трампом, поскольку он уже знал название компании «Burisma» и то, что президент США захочет спросить его о сыне Байдена. По мнению Виндмана, Зеленского готовили всё те же посол Сондлэнд и посол Курт Волкер. Часть тезисов, которые президент Украины должен был сказать Трампу, Волкер и Сондлэнд написали для него и передали через Андрея Ермака.

Между демократами и республиканцами начался спор о сути процедуры импичмента и об основаниях его запуска против президента США. Честно говоря, я думал, стороны поднимут этот вопрос раньше, поскольку в этом кроется вся суть вакханалии вокруг импичмента. Спор начался подачи республиканцев (конгрессмена Джона Рэтклиффа), которые продвигали на слушаниях следующий тезис: поскольку ни один из свидетелей комитета ни разу не употребил слово «взятка» в отношении Дональда Трампа, в чём демократы его и обвиняют, то, следовательно, не было никакого преступления со стороны Трампа и весь импичмент – это фарс. Конгрессмен Майкл Квигли отдельно отметил, что заморозка военной помощи Украине также была законна, к ней никаких юридических претензий быть не может, а значит, по его логике, импичмент не имеет оснований быть.

Конгрессмен-республиканец Дэвин Нуньес (слева) и его коллега Джим Джордан (справа) говорят с республиканским советником Стивеном Кастором (по центру) на слушаниях в Конгрессе, 18 ноября 2019 года. Источник: Susan Walsh/AP Photo

В ответ, демократы устами конгрессмена Питера Уэлча утверждали, что суть процедуры и слушаний по импичменту – ответить на вопрос, правомерно ли президенту просить лидера иностранного государства вмешиваться в национальные выборы и возбуждать уголовные дела и расследования против граждан США и своего политического оппонента.

Дескать, если президент США так хочет расследовать факты коррупции своих политических оппонентов, пожалуйста, пусть он инициирует расследование через американские правоохранительные органы и подаёт соответствующий запрос в Украину через Минюст или ФБР, но не склоняя иностранного лидера к участию в сомнительных договорняках «услуга об услуге».

Председатель Адам Шифф дополнил, что обвинение во взяточничестве предполагает совершение некоего официального действия в обмен на нечто ценное. В конце слушаний республиканцы во главе с Джимом Джорданом, к сожалению, продолжить дискуссию не смогли, и начали кричать про 63 миллиона избирателей, голосовавших за Трампа, про священную миссию президента и про всемирный заговор бюрократии, ФБР, Минюста и Конгресса против Дональда Трампа.

Основные выводы

Слушания при участии Александра Виндмана и Дженнифер Уильямс были крайне полезными и интересными. Демократы получили кучу новой информации, которая в значительной степени подтверждает их нарратив против Дональда Трампа и его окружения.

Особенно важную роль в этом сыграл Александр Виндман, с которого, как оказалось, всё, собственно и началось. Судя по его словам (когда республиканцы чуть не раскрутили его на обнародование имени тайного информатора ЦРУ), это он первый поделился информацией о содержании телефонного разговора Трампа-Зеленского 25 июля с тем самым информатором, который затем донёс её до Конгресса и руководства Демократической партии.

Таким образом, теперь он, наряду с пресловутым информатором, стал ещё одним «врагом №1» для республиканского истеблишмента. Неудивительно, что они разогнали целую информационную кампанию против Виндмана в соцсетях и на ТВ, полоща его прошлое, родителей, связи с Украиной и желание «насолить» Трампу. Ему вряд ли простят детали встреч и поездок с 20 мая по 25 июля, о которых он рассказал во всех подробностях, нанеся тяжёлые удары по Гордону Сондлэнду, Курту Волкеру, Рику Перри и Рудольфу Джулиани.

Более того, он нанёс и косвенный удар по Белому Дому, поскольку показал, что Дональд Трамп не заинтересован в борьбе с коррупцией в Украине, на чём настаивают республиканцы. Подтверждением этому должны служить показания Виндмана о том, что Трамп проигнорировал его тезисы к разговору 25 июля, где тот выделил тему коррупции как одну из важнейших в беседе с Зеленским.

Проблема состоит в том, что Белый Дом, ещё до публикации стенограммы разговора, утверждал, что оба лидера обсуждали коррупцию. Теперь получается, что они не только не делали этого, но Трамп ещё и не учёл тезисы о коррупции, которые ему подготовил Совет по нацбезопасности Белого Дома. Это, конечно, ярко выделяется на фоне ещё и закрытых показаний в тот же день чиновника Госдепартамента Дэвида Холмса, который и вовсе рассказал, что «Трампу похрену на Украину».

С другой стороны, намного меньше внимания уделили помощнице вице-президента Дженнифер Уильямс. Республиканцы не сильно приставали к ней, поскольку реально им нечего было противопоставить её тезисам, хотя конгрессмен Нуньес и мягко «упрекнул» её за то, что она, мол, работала с республиканцами, а тут даёт против Трампа показания.

Ценность Уильямс для демократов состояла в «подсвечивании» вице-президента Майкла Пенса. И с этим заданием она справилась, рассказав о том, как ему не дали поехать на инаугурацию к Зеленскому, а затем о том, как 1 сентября Пенс ушёл от ответа украинцев о том, что же происходило с заморозкой военной помощи. Показания Уильямс выводят из тени одного из наиболее загадочных, непубличных и немногословных людей из окружения президента – его правую руку Майкла Пенса. В будущем, это может стать основанием для вызова его на допрос.

Украину выделили несколькими важными моментами. Во-первых, снова прошёл удар по Юрию Луценко со стороны Виндмана. Во-вторых, громко разлетелась история с тем, как Данилюк предлагал пост министра обороны Александру Виндману. В-третьих, Украину снова вспоминали как слабую, «сильно зависимую от США» страну с системной коррупцией, которую никто не может побороть.

Все эти утверждения снова показали нашу токсичность и нерасторопность представителей власти в выстраивании отношений с США, когда в головах доминируют не попытки найти прагматические точки соприкосновения или предложить какие-то проекты или направления сотрудничества, а мелкие, примитивные концепты, не менявшиеся с 2014 года. Вместо чёткого плана действий по сдерживанию РФ – продолжает лепиться фетиш из военной помощи в $ 400 млн. Вместо конкретных проектов сотрудничества с США, попытка отдельных политиков заигрывать с американскими заинтересованными лицами накануне выборов 2020 года. Вместо обсуждения реально важных вопросов (энергетика, оборона, безопасность, военные закупки, совместные производства) – предложение американскому подполковнику из СНБ возглавить пост министра обороны Украины.

Наконец, очень интересно было услышать, как демократы и республиканцы начинали спорить о сущности процедуры импичмента. Дело в том, что сама Конституция США весьма туманно описывает основания для объявления импичмента какому-то высокопоставленному чиновнику или президенту США. Согласно Основному закону США, «президент, вице-президент и все госслужащие США могут быть отправлены в отставку с помощью импичмента по обвинению и приговору в государственной измене, взяточничестве и других тяжких преступлений и плохих поступков».

Последнее слово «плохие поступки» в американской Конституции написано как «misdemeanors». Оно означает мелкие правонарушения, граничащие с административными нарушениями, а также некие плохие поступки. И вот за это слово по сути идёт борьба между демократами и республиканцами вокруг импичмента Трампа.

Республиканцы и сторонники президента активно разгоняют тезис о том, что Конституция предполагает объявление импичмента исключительно по фактам совершения уголовных преступлений. Об этом часто говорил бывший и.о. генпрокурора США Мэттью Уайтэйкер в разных телеэфирах, чем спровоцировал скандал, когда неосмотрительно заявил, что «злоупотребление служебными полномочиями не является преступлением».

Тем не менее, точно объяснить суть уже устаревшей для нынешнего лексикона и времён фразы «high crimes and misdemeanors» республиканцы не могут и не хотят, предпочитая жонглировать смыслами, как, собственно, и демократы.

На самом деле, если возвращаться к тому, что вкладывали в эти фразы отцы-основатели США, то станет понятно, что их понимание «high crimes and misdemeanors» («тяжких преступлений и мелких нарушений») было намного шире, чем нынешний спор в Штатах.

Например, 4-й президент США Джеймс Мэдисон утверждал (когда они писали Конституцию), что президент может и должен быть уволен через импичмент по обвинению в «грубом увольнении чиновника, заслуживающего благодарности». Иными словами, если президент по своим каким-то причинам увольняет честного госслужащего с незапятнанной репутацией (вот вам и кейс Мари Йованович). Более того, само слово «misdemeanors» в 1828 году означало «плохое поведение, злонамеренные действия, ошибка, неэффективное управление», и это не считалось лёгким правонарушением, а злоупотреблением. А тут вам и все кейсы с многочисленными скандалами Дональда Трампа.

Короче, до сегодняшнего дня какого-то чёткого понимания, что такое основание для импичмента у демократов и республиканцев нет. Но если следовать смыслу, заложенному в Конституцию её авторами, то, разумеется, импичмент имеет место быть, и чаша весов в аргументации больше склоняется в сторону версии демократов, какой-бы куцей она иногда не казалась.

Это важный момент, поскольку он показывает небольшую часть институционального кризиса, в который погружены Соединённые Штаты и последствия неправильного использования импичмента, когда Конгресс может заложить прецедент, при котором процедуру используют не так, как она изначально задумывалась. Это разрушает основы правовой системы, сформированной в Штатах на базе Конституции, которую с конца XVIII века никогда не меняли.

Если понравилась статья, подписывайтесь на Facebook-страничку и телеграмм-канал автора, а также поддержите деньгой на Патреоне.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.

Сообщение Украинский импичмент Трампа: что сказали на слушаниях Александр Виндман и Дженнифер Уильямс? появились сначала на ХВИЛЯ.

0 Комментариев

Хотите быть первым?

Еще никто не комментировал данный материал.

Написать комментарий

Комментировать

Переводчик текста

с  на


Система - онлайн переводчик текста